Тектология А. Богданова и неоклассическая теория организаций - предвестники эры реинжиниринга

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Теория организации


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Тектология А. Богданова и неоклассическая теория организаций — предвестники эры реинжиниринга

• На заре постиндустриального общества экономика серийного и массового производства преобразуется в экономику индивидуальных услуг, ориентированную на клиента

• Реинжиниринг означает фундаментальное переосмысление и радикальное перепроектирование деятельности предприятия на основе новых информационных и коммуникационных технологий

• Творческое изучение и применение наследия Богданова может способствовать становлению российской школы реинжиниринга

В последнее время в странах с развитой экономикой резко изменяется организационная структура предприятий, что связано с коренной перестройкой деловых процессов в условиях внедрения новейших информационных и коммуникационных технологий. Изменения настолько глубоки и радикальны, что нередко говорят о революции 90-х годов в сфере бизнеса, сравнимой по своим масштабам с великой промышленной революцией XVIII—XIX вв. Недаром М. Хаммер и Дж. Чампи одну из наиболее популярных монографий1 по теории и практике организации (и реорганизации) деятельности предприятий различных отраслей и масштабов определили «вполне по-марксистски «- манифест бизнес-революции.

Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы указать и проанализировать некоторые (на первый взгляд, весьма неожиданные) теоретические источники реинжиниринга (и биореинжиниринга) — концентрированного выражения этой бизнес-революции, относящиеся еще к тектологии Богданова2 и неоклассической теории организаций3.

Постулаты и принципы классической теории организаций

Классическая теория организаций в том виде, как она была развита Ф. Тейлором, Г. Фордом и А. Файолем, опиралась на фундаментальный труд английского классика политэкономии А. Смита «Богатство наций «. В нем идеи разделения труда и обмена материальными продуктами стали исходными для формирования механистической точки зрения на сущность организации в индустриальном обществе.

В русле тейлоризма предприятие уподобляется механизму, эффективность которого задается в терминах производительности, а работники рассматриваются как винтики или шестеренки этого механизма. Руководство предприятия должно организовать рациональное и эффективное управление в интересах максимальной производительности путем разделения производственного процесса на простейшие, элементарные части (работы) и «предварительного программирования «задачи каждого сотрудника. Главными организационными принципами классического тейлоровского предприятия являются жесткая функциональная иерархия (когда верхний уровень, руководство, обладает всей полнотой власти, а нижний уровень, исполнитель, лишен всякой власти и возможности принятия решений), а также вертикальная и горизонтальная специализации.

Постулаты и принципы классической школы организаций, исходившие из положения о диктате производителя при стабильном рынке с устойчивым спросом, уже не соответствуют реалиям сегодняшнего дня. Теперь, на заре постиндустриального общества, определяемого такими признаками как информатизация бизнеса и сегментация мирового рынка, насыщение (и перенасыщение) общества материальными благами в процветающих странах, происходит переход от экономики серийного и массового производства к экономике индивидуальных услуг, ориентированной на клиента. Традиционная цель предприятия произвести как можно больше продукции ныне заменяется более сложной — обеспечить удовлетворение желаний заказчика за счет своевременного изготовления или поставки требуемых товаров.

Более того, если в индустриальном (капиталистическом) обществе основными движущими силами по К. Марксу являются труд и капитал, то согласно одному из наиболее видных представителей неоклассической школы организаций П. Друкеру в посткапиталистическом обществе главную роль будут играть знания и управление4.

Обычные представления о хорошем предприятии (фирме) как о монолитной, устойчивой и централизованно управляемой организации уступают место идеям его самореорганизации. Последняя понимается как форма адаптации к быстро меняющимся требованиям рынка, разворачивающейся на основе реинжиниринга деловых процессов (business process reengineering) и тотального управления качеством (total quality management).

Несколько слов о реинжиниринге

По определению М. Хаммера и Дж. Чампи, «реинжиниринг — это фундаментальное переосмысление и радикальное перепроектирование деловых процессов, чтобы резко, скачкообразно улучшить решающие показатели деятельности компании, такие как стоимость, качество, обслуживание и темпы «. Такой подход предполагает широкое использование наиболее передовых информационных и коммуникационных технологий для достижения новых деловых целей5.

Реинжиниринг отнюдь не является тенденцией, оторванной от остальных современных инициатив; скорее, это один из последних представителей семейства процессуально ориентированных стратегий и методов управления, к которым относятся также методики «точно в срок «(just-in-time) и тотального управления качеством.

И реинжиниринг, и тотальное управление качеством, рассматривая предприятие как открытую систему, направлены на наибольшее удовлетворение потребностей клиента и ставят под сомнение эффективность существующих на предприятии процессов. Тем не менее эти две стратегии различны и дополняют друг друга.

Управление качеством — децентрализованная инициатива персонала, идущая снизу вверх и ориентированная на постепенные усовершенствования текущих процессов, принимаемых за основу. В отличие от этого, реинжиниринг предполагает полное разрушение традиционных организационных границ и замену имеющихся процессов, чтобы добиться резкого улучшения деятельности предприятия. Он всегда инициируется централизованно, сверху вниз.

Новые процессы, возникающие в результате реинжиниринга, обычно имеют отличительные свойства. К ним относятся реинтеграция, или горизонтальное сжатие процесса (несколько операций объединяются в одну), вертикальное сжатие процесса (исполнители, которым делегирована часть властных полномочий, принимают самостоятельные решения), совмещение или распараллеливание части ранее последовательных работ, уменьшение проверок и управляющих воздействий, минимизация согласований, преобладание смешанного централизованно/децентрализованного подхода.

В результате реинжиниринга происходит переход от функциональных подразделений к автономным междисциплинарным рабочим группам, а сама деятельность становится многоплановой, требуя от персонала инициативы и способности принимать самостоятельные решения. Сокращается работа, выполняемая рядовыми менеджерами, меняется ее характер (от контролирующей к тренерской) и, как следствие, уменьшается число менеджеров, а структура предприятий становится более «плоской «. Теперь различные члены организации рассматриваются не как шестеренки некоторого механизма, а как узлы сети, осознающие цели системы и развивающие интеллектуальные взаимодействия с другими узлами сети.

Ограниченная рациональность

и контролируемая децентрализация

Одна из первых брешей в здании классической теории организаций была пробита Г. Саймоном и другими представителями школы управленческих решений6, предложившими модель «ограниченной рациональности «в задачах по управлению предприятиями. Согласно этой модели управленческие решения основаны не на оптимизации, а скорее на удовлетворении противоречивых критериев. Естественными факторами, ограничивающими рациональность управляющих, являются принципиальная неполнота, неопределенность и неточность информации, индивидуальные психофизиологические особенности, случайные воздействия среды и пр.

Была построена поведенческая теория фирмы (behavioral theory of the firm), понимаемая как объединение лиц с различными целями (в частности, разбиение проблем в организациях порождает понятие локальной рациональности). Позднее М. Крозье заметил, что «стратегии рациональны лишь по отношению к контексту, внутри которого они существуют"7. Принимая решения в кооперативной или даже конкурентной среде, индивид может адаптировать свой способ приобретения знаний и видоизменять его в зависимости от поведения других лиц.

Одним из предшественников современных практиков реинжиниринга был американский промышленник А. Слоан, который еще в середине 20-х годов предложил и реализовал в корпорации «Дженерал Моторс» идеи контролируемой децентрализации. Он был убежден в том, что подобная децентрализация и распределение властных полномочий в результате их частичной передачи на промежуточные уровни организационной иерархии разбудят инициативу и ответственность у работников предприятия и в конечном счете принесут корпорации дополнительную прибыль.

Таким образом фирма «Дженерал Моторс» была разделена на автономные отделения, ответственные за экономические результаты их деятельности, но зависящие от рентабельности всей корпорации. Главными функциями руководства корпорации стали определение требуемого уровня децентрализации и контроль соответствия деятельности различных отделений стратегическим целям всей фирмы.

О неоклассической теории организаций

Сугубо эмпирический подход А. Слоана был развит в работах П. Друкера, О. Желинье, Б. Люссато, Г. Минцберга и других приверженцев неоклассической школы организаций. Например, О. Желинье обосновал существование трех основных условий эффективности предприятия — конкуренции, инноваций и целенаправленности. Развивая модель бюрократической организации М. Вебера, Г. Минцберг выделил пять характерных организационных структур — а) простая централизованная; б) механистическая бюрократия; в) профессиональная бюрократия; г) дивизиональная; д) адократия (в которой ведущую роль играет принцип взаимной адаптации рабочих групп).

В свою очередь Б. Люссато сформулировал шесть нормативных принципов организации предприятия с позиций неоклассической школы: 1) максимизация прибыли; 2) контролируемая децентрализация; 3) субординационный веер; 4) управление «от целей «; 5) самоуправление в автономных подразделениях; 6) мотивация через соревнование. Эти принципы показывают путь перехода от классических предприятий к предприятиям нового типа.

Тем не менее подлинным основателем современной теории систем и организаций, предвосхитившим многие особенности предприятий посттейлоровской эпохи, безусловно является русский ученый А. Богданов, заложивший фундамент современной теории систем и организаций.

Примерно в то же время, что и Ф. Тейлор, но задолго до А. Слоана и его последователей, с одной стороны, и Л. Берталанфи, Дж. Черчмена, Р. Акоффа, Ф. Эмери, Дж. Форрестера и прочих зарубежных классиков общей теории систем — с другой, Богданов исследовал объективные законы создания и развития организаций.

Тектология — «наука о строительстве» предприятий нового типа

В основе тектологии лежат понятия формирования и регулирования динамических комплексов (систем). Богданов вводит три типа комплексов: организованные, дезорганизованные, нейтральные и, утверждая, что эта таксономия зависит от наблюдателя и контекста, по сути, формулирует принцип относительности в теории организаций.

Система (или комплекс) у Богданова не просто множество или вектор составляющих с определенными отношениями между ними (как у Л. Берталанфи, А. Холла, У. Черчмена и др.). Его комплекс есть процесс или поток независимых процессов производства составляющих, связанных циклами развития и деградации. При этом проводится четкое различие между организацией и структурой.

Под организацией понимается сеть процессов производства ее составляющих, а структура есть особый пространственно-временной образ (паттерн) произведенных составляющих. Процессуальный взгляд на организацию сложных систем, предполагающий все большую полноту функционального использования их свойств и структур, можно считать краеугольным камнем реинжиниринга.

Таким образом, Богданов хорошо осознавал, что понятие организации выражает двойственность некоторого действия и его результата. Организация рассматривается им не как конечное состояние, нечто застывшее, а как процесс постоянных преобразований, связанных с непрерывной сменой состояний равновесия. Его ведущую мысль о том, что непрерывные организационные изменения подчиняются определенным объективным законам, можно напрямую соотнести с современными взглядами на построение предприятий как на инженерную деятельность.

В отличие от Ф. Тейлора, рассматривавшего организационную систему как замкнутую и находящуюся в неизменном окружении, Богданов подчеркивал, что «только активное использование внешней среды обеспечивает сохранность системы». В русле представлений об открытых системах внешняя среда видится как одна из главных детерминант организации, а также как источник неопределенности. Система у Богданова не просто взаимодействует со средой, но будучи структурно связанной с ней адаптируется к изменениям и коэволюционирует со средой. Современные концепции посттейлоровских предприятий, предусматривающих полное удовлетворение потребностей клиента (в частности гибкие предприятия — agile enterprises — с максимально быстрой реакцией на изменения конъюнктуры рынка), сегодняшние представления об «общей судьбе «предприятия и поставщиков, предприятия и подрядчиков, прогнозы О. Тоффлера о появлении класса «произвотребителей «(prosumers)8, т. е. потребителей, активно участвующих в производстве предметов потребления, по сути, конкретизируют давние идеи Богданова.

Для описания важных закономерностей функционирования организаций Богданов ввел понятия динамического равновесия, прогрессивного и консервативного отбора, регулятора и бирегулятора. Прогрессивный отбор, лежащий в основе возникновения, роста и развития системы, включает механизмы положительного и отрицательного отбора. В случае положительного отбора в системе увеличивается неоднородность компонентов и количество внутренних связей и, таким образом, повышается ее сложность и степень автономии частей.

Тезис Богданова о положительном отборе как средстве повышения автономности и функциональной целостности организации предвосхищает современные идеи многоплановой и многофункциональной работы на базе многоцелевых технологий. Эти принципы лежат в основе концепции автономной междисциплинарной рабочей группы — системной единицы предприятия нового типа; успешное формирование подобных единиц — один из важнейших результатов реинжиниринга.

Положительный отбор обычно повышает не только эффективность организации (например, среднюю производительность труда), но и ее неустойчивость. Поэтому необходимы меры, которые ослабляют его действие и охватываются термином «отрицательный отбор». При отрицательном отборе повышается порядок и однородность, возрастает уровень централизации и координации отдельных действий. Отрицательный отбор повышает структурную целостность и устойчивость системы, но одновременно снижает ее функциональную эффективность.

Направленность отбора, от которого зависит возникновение форм организации, относительно стабильна в неизменной среде; наоборот, в быстро изменяющейся среде отбор идет то в одном, то в другом направлении. Современными примерами положительного отбора служат стандартизация и кооперирование отдельных предприятий. Примерами отрицательного отбора в контексте стратегий «разработки, ориентированной на наиболее полное удовлетворение требований клиента» (например таких, как «проектирование, обеспечивающее высокое качество» — design for quality — или «проектирование для производства» — design for manufacturing), является уменьшение числа деталей, упрощение их соединений и процедур сборки.

Очевидно, что механизмы структурной селекции тесно связаны с определением рациональной меры децентрализации-централизации системы. Централизация ускоряет адаптацию и облегчает специализацию элементов системы. Но по мере развития централизации все труднее совершенствовать технологии и внедрять инновации. Поэтому надо установить некоторый уровень децентрализации, обеспечивающий большую защищенность системы (автономия способствует выживанию) и возможность продуктивного развития инициативы отдельных звеньев. При этом следует инициировать и поддерживать противоположные тенденции по отношению к классическому принципу специализации, а именно, идеи многофункциональности, процессы реинтеграции, ротации отдельных функций на предприятиях. Эти идеи Богданова об эффективном соотношении децентрализации и централизации, специализации и реинтеграции в организациях на 70−80 лет опередили свое время.

С именем Богданова связана также целенаправленная разработка организационных структур на основе предсказания будущих направлений их развития и в первую очередь развития в кризисных ситуациях. Его концепция «коллективной структуры », способствующая стиранию граней между управляющими и работниками, может считаться прямой предшественницей посттейлоровских организаций. Чем сложнее организация, тем больше шансов у нее столкнуться в ходе развития с кризисной ситуацией, необходимостью структурной перестройки. Лишь в 70-е годы эти идеи заново сформулированы и конкретизированы в книгах Р. Акоффа, Дж. Гэлбрейта и др9.

В своих трудах Богданов четко сформулировал принципы автономного поведения и близко подошел к идеям современной теории автопоэзиса (autopoiesis) и замкнутой круговой организации процессов10. Так, понятие автономии тесно связано у него с круговоротом, рекурсией и регенерацией. Автономная система операционно замкнута, если ее организация характеризуется процессами, которые рекурсивно зависят друг от друга и образуют устойчивую структурную единицу в области гомеостазиса.

Сохранение и развитие целостности, индивидуальности системы обеспечиваются в автопоэтических процессах самообновления (self- production), когда гомеостатическая система при внешних возмущениях постоянно заменяет собственные составляющие. Иными словами, автопоэтическая организация означает образование сети самовоспроизводящихся и саморегулирующихся процессов.

Все вышеизложенное позволяет сделать следующий общий вывод. Подобно тому как в трудах классиков английской политэкономии А. Смита и Д. Рикардо были сформулированы важнейшие положения рыночной экономики (например, принцип «невидимой руки», законы рынка — стоимости, разделения труда, конкуренции, взятые за основу в классической теории предприятий Ф. Тейлора, Г. Форда и А. Файоля), тектология Богданова и более поздние работы неоклассической школы организаций содержат необходимые теоретические предпосылки реинжиниринга предприятий и создания посттейлоровских предприятий нового типа.

Творческое изучение и применение богатого наследия Богданова, так и не понятого его современниками, может способствовать становлению национальной, российской школы реинжиниринга.

1Hammer M., Champy J. Reengineering the corporation: a manifesto for business revolution. — N.Y.: Harper Business, 1993.

2Богданов А. А. Всеобщая организационная наука (тектология). Ч.1.- СПБ, 1912.

3Lussato B. Introduction critique aux theories d «organisation. — Paris: Dunod, 1977; Mintzberg H. Structure et dynamique des organisations. — Paris: Les Editions d’Organisation, 1987.

4Drucker P.F. Post-capitalist society. -N.Y.: Harper Business, 1993.

5Ойхман Е.Г., Попов Э. В. Реинжиниринг бизнеса. — М.: Финансы и статистика, 1997.

6Саймон Г., Марш Дж. Административное поведение: Пер. с англ. — М.: Мир, 1974.

7Crozier M., Serieyx H. Du management panique a l’entreprise du XXI siecle. — Paris: Maxima, 1994.

8Davidow W., Malone M. The virtual corporation: structuring and revitalizing the corporation for the 21st century. — N. Y.: Harper Business, 1992.

9Акофф Р. Планирование будущего корпорации: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1985.

10Maturana H.L., Varela F. Autopoiesis and cognition: the realization of the living. — Dordrecht: Reidel, 1980; Моисеев Н. Н. Алгоритмы развития. — М.: Наука, 1987.

Примечание: Материалы данного доклада взяты из статьи ВАЛЕРИЯ ТАРАСОВА, кандидата технических наук, доцента Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой